+38 (096) 403 47 29

Вверх

#BizTalk Анна Осипенко: про разнообразные цели, экологичные бизнесы и доверие в семье

Similis simili gaudet. Подобное притягивает подобное. За почти 8 лет существования MBA Kids International, пути нашей школы сотни раз пересекались с удивительными людьми — с детьми и взрослыми, их родителями. И в определенный момент стало понятно: это неспроста. Пришло время выяснить, что именно нас объединяет.

В проекте #BizTalk Николай Дориченко, СЕО MBA Kids International, встречается с родителями наших учеников и выпускников — предпринимателями по призванию и роду деятельности, чтобы пообщаться с ними о смыслах, о призвании, о векторах и замыслах.

Неожиданно личная беседа — с Анной Осипенко, основательницей и руководителем Monotel, Power Now и нескольких заведений сети «Чорноморка»

Расскажи нашим читателям про те бизнесы, которые связаны с тобой, и о которых они, возможно, еще не слышали.

Основные киты моих бизнесов: бизнесы про и для людей; они обязательно должны вносить вклад в развитие Украины (технологии, рабочие места, никаких аутсорсеров); они экологичны. Один из последних запусков – три анчоусных «Черноморка» по франшизе. Это была моя мечта: я шесть лет жила в Италии, безумно люблю готовить и всю жизнь грезила о своем ресторане. Франшиза – потому, что я не специалист, а франшиза позволяет ­быстро и комфортно понять дело изнутри. «Черноморка» — потому, что мы резонируем с партнерами по ценностям. Есть люди-moneymakers,  а есть — с ценностями и идеями. «Черноморка» создает для Украины рабочие места, мы популяризируем НАШ продукт.

 Еще есть Monotel. Что это? По сути, отель хостельного типа, в котором ты чувствуешь себя максимально комфортно. Мы учли недостатки хостела: когда ты находишься в общем пространстве, вынужден спать в одежде, дышать не самыми приятными ароматами… И сделали иначе. Ты закрываешься в индивидуальной капсуле и спишь в любой удобной для тебя позе, в одежде или без. Ты изолирован от лишних звуков и сторонних запахов, твоему сну ничто не мешает. Что касается бизнес-составляющей, посмотрим на Monotel как на объект недвижимости: можно сдавать в аренду квартиру, можно сдавать комнаты – и зарабатывать чуть больше. А можно на той же площади организовать еще больше спальных мест и, соответственно, зарабатывать еще больше. При этом для конечного потребителя цена – ниже.

«Мы приучаем людей отказываться от ненужного груза вещей, потому что понимаем: это уже тренд – быть свободным».

Мне пришла мысль: ведь и Маск, и Безос, и Бренсон – все они стремятся «выйти» за пределы планеты Земля. И, возможно, всем нам когда-нибудь придется путешествовать в кораблях с такими вот спальными капсулами. Возможно, ты уже сейчас готовишь людей к переселению на другие планеты? Шутка, конечно, но в каждой шутке, как известно…

Звучит классно. Мы тоже визионеры. Я человек глубоко идейный, у меня растет дочка. Я смотрю на ее потребности и ее покупательские «хотелки» в корне отличаются от моих – она живет в сравнении со мной очень экологично. Ей не нужно 10 пар джинсов, потому что она девочка. Ей достаточно одних. Это поколение – молодцы, потому что они не перепотребляют ресурсы.

По сути, в рамках нашего второго бизнеса – шеринг аккумуляторов для гаджетов – мы отучиваем людей от перепотребления и приучаем их ни к чему не привязываться. Вот наше поколение привязывалось к квартире, дому, автомобилю – все такое фундаментальное. Но ведь все настолько временно! Начинаешь задумываться: а для чего все это? В Monotel живут по 2 месяца, по полгода! Люди здесь как дома. Но они свободны. В любой момент человеку может сорваться с места и двинуться дальше. Ему нет надобности приобретать автомобиль – его можно арендовать. Мы приучаем людей отказываться от ненужного груза вещей, потому что понимаем: это уже тренд – быть свободным. Жить в шеринге. Ты можешь себе позволить все. Ты обладаешь всем. Но ничто не обладает тобой.

Я почувствовала на себе, что в шеринге есть необходимость. Например, у тебя банально разряжается телефон. Многие рестораны бесплатно предоставляют услугу подзарядки, но ты привязан к месту, пока не зарядишь свой гаджет. А шеринг-подход делает тебя свободным – берешь павербанк и двигаешься дальше, ты свободен. Зарядился – сдал аккумулятор на следующей точке шеринга. И все. В Киеве у нас уже 400 таких точек, мы есть и во Львове, и в Одессе, в Харькове, в Днепре, в Виннице. Хотим достигнуть отметку в 1000 точек и к лету планируем стать международной компанией. Это удобно: летишь в другую страну, взял в аэропорту павербанк и вернул его уже в другой стране.

 

Умно, адекватно, экологично. Возможность пользоваться всем, что обеспечивают технологии здесь и сейчас – я считаю, это крутая идея для бизнеса. Расскажи, как ты училась в школе? Может уже тогда ты что-то знала про себя взрослую?

Когда я анализировала свою жизнь, поняла, что мне так повезло, что у меня был бунтарский характер. Мне нужно было бежать, пробовать, я была бесстрашной и никогда ничего не боялась. В 16 лет уехала – и больше не приезжала к родителям. Получилось так, что им не получилось меня поломать.

«Не надо ограничивать себя одной-единственной целью – этим мы как бы предостерегаем себя не смотреть по сторонам»

А пробовали?

Все пост-советские люди пытаются. Впихнуть в какие-то рамки, в неписанные правила – их люди почему-то принимают за основу и в них все должны жить. Состава преступления не было, злого умысла тоже.

 

«Так принято»…

Да, так их воспитали. Кем-то так принято. В воспитании своего ребенка я сделала выводы – и спасибо, что я их сделала. Я была гиперактивным ребенком. Что это такое – гиперактивный ребенок? Это способ познания мира. Меня никто не смог ни остановить, ни от каких-то ошибок уберечь. А мне это крайне нужно было. Когда мы своих детей пытаемся от чего-то уберечь, мы их лишаем ИХ жизненного опыта. Кто вообще нам позволил лишать их этого опыта либо удлинять путь получения этого опыта?! Ведь человек его все равно получит. Мы не в силах это изменить. Поэтому, чем быстрее человек такой опыт приобретет, тем быстрее сформируется его личность. «Хочу!» — «Пробуй!» Пробуй это, пробуй то. Как бы красиво ни была написана книга, ты можешь ей сопереживать на 70%, но ты не прожил то, о чем в ней написано.

Страшно было входить в эту реку сервиса – я никогда к нему не имела отношения, до того занималась строительным бизнесом. И страшно было не столько потерять деньги, сколько было опасение не так, как ты себе это представляешь, преподнести рынку, не сделать качественно.

Страх, что «не пойдет» — самый большой сдерживающий фактор. Я с этим борюсь. Вот, например, до потери сознания боюсь высоты – но полетела в Дубай и прыгнула с парашюта. Это было жуть как страшно. Но когда есть страх – есть потенциал. Я выучилась на пилотессу, сдала экзамены, сейчас прохожу медкомиссию. Когда я поняла, как это работает – я перестала бояться. И для меня это кайф нереальный! То же касается и предпринимательства.

Во-вторых, мы часто программируем себя на определенный результат: у самурая нет цели, у него есть путь (смеется). Каждый бизнесмен ставит цель: хочу заработать, хочу окупить и т. д. Когда эти цели не достигаются, приходит разочарование самим собой, накрывает депрессия. Но когда мы ставим цель, то ограничиваем себя от других целей: ты слепо двигаешься к открытию отеля, но забываешь, сколько ты получил по пути, сколько интервью дал, с какими людьми познакомился. Вот пример. Я отправилась за капсулами в Китай – и там увидела эти переносные павербанки, потому что на кантонской ярмарке у меня разряжался телефон и нужно было как-то его зарядить. И какая идея сработала? Окупился ли отель? Да, через год-полтора. Не было никакого разочарования, потому что я нашла второй бизнес, который мэтчится с отельным. Не надо ограничивать себя одной-единственной целью – этим мы как бы предостерегаем себя не смотреть по сторонам.

«У нас же ограниченное количество энергии. И когда мы ее перерасходуем из-за упертости, это нас лишает каких-то других результатов, видения»

Есть такая книжка, «Попоморщеры и достигаторы». В чем идея: например, ты яхтсмен и если ты – достигатор, для тебя любой ветер – это супер, потому что ты владеешь искусством так настраивать паруса, чтобы при любой погоде двигаться к цели. Но бывает, что ветра нет, и достигатор в такие моменты соглашается с данностью, потому что у него есть еще одна цель, и еще, и еще. И на короткой, и на длинной дистанции достигаторы в конечном итоге выигрывают. Потому что, когда будет штиль, у попоморщера топлива на него не хватит, а у достигатора – с лихвой. Это – достигаторство – про тебя?

Не знаю (смеется). Есть большая идея: у нас же ограниченное количество энергии. И когда мы ее перерасходуем из-за упертости, это нас лишает каких-то других результатов, видения. Мы прикладываем все усилия в одну точку – и не остается сил добежать до другой. Я все бизнесы свои вижу на 10 лет вперед, играю в долгую. Жить одним днем — прикольно, но в бизнесе у тебя должны быть краткосрочные и долгосрочные планы, а также стратегия. Стратегия – это важно. Раньше мы строили стратегию на 10 лет вперед. Сейчас, если это IT или технологии, — на полгода. Все так быстро меняется! Через полгода возвращаемся к поставленным целям – и либо меняем курс, либо идем дальше. У тебя всегда refresh, обновление – и в бизнесе, и в команде.

Когда ты ведешь бизнес экологично, не берешь взяток, не воруешь, думаешь о людях – ты всегда будешь работать. Когда случился первый локдаун, мы подумали, что у нас есть места в отеле – и поселили в нем медиков, помогли им. Туристы, которые застряли в Киеве, – все у нас жили бесплатно. Потому что каждый из них все равно что-то у нас покупал и в итоге мы все-равно оказались в плюсе. Когда ты делаешь от души – это работает.

 

Верно. Только когда по-настоящему. Потому как иногда смотришь: «выглядит, как утка, ходит, как утка, крякает, как утка – скорее всего, утка. Но какая-то не такая это утка, какой она должна быть в действительности»… 

Это можно легко отследить на собеседовании. К нам приходят молодые ребята, и спрашивают: «Что, кроме денег, я получу от вашей компании?» И если у компании нет идеологии, ценностей, никакая идея не заложена – такая компания им не нужна. Просто так сотрудника уже не привяжешь. Молодежь – свободные личности. У них нет комплексов. И если ценности компании совпадают с ценностями потенциального сотрудника, он с тобой будет работать.

«В моем понимании, когда ты проверяешь – ты не доверяешь»

И тут мы плавно переходим к теме детей. Мы познакомились в MBA Kids International. Маше уже 14, как у нее дела? Кто она – для себя самой? Кто она – для тебя?

Знаешь, я ее воспитываю как свободную личность. У нас есть правило: я никогда у своего ребенка не проверяла уроки. Потому что в моем понимании, когда ты проверяешь – ты не доверяешь. И хочу сказать, что у нее нет проблем с учебой. Она отличница, учит пять языков – но только те, которые хочет учить ОНА. Когда она не хочет ходить в школу, она туда не идет. Я считаю, что, наверное, ее организм знает больше, чем я. Даже если это просто банальная лень – ну, бывает. Зачем себя насиловать, если человеку необходимо именно сегодня остаться дома? Я смотрю на результаты. А результаты у нас потрясающие. А когда есть результат, для чего устраивать микро-менеджмент?

Мы разные с ней. Если я экстраверт, то Маша неисправимый интроверт. Она самовыражается иначе. Пять лет профессионально занималась теннисом. Потом сказала: «Все, не хочу. Понимаю, что супер-высот не достигну, для себя я научилась играть, а дальше не вижу смысла». И я не против. Начала бас-гитарой заниматься. Пусть пробует. Наша, родителей, задача – направить. Набравшись опыта, мы можем почувствовать, куда направить, что лучше получается, что хуже, но нужно выключить свою оценку ситуации. Прочувствовать, что у нее идет – и направить туда.

 

А что ты предпринимаешь, когда видишь, что интерес идет на спад? Причин же бывает множество. Лично для себя какое решение ты принимаешь – додавливать или, наоборот, отпускать ситуацию?

Мы с ней общаемся, пытаемся выяснить причину. Если причина тотальное «нет, не хочу, все!» – не давлю. Если причина, к примеру, «я давно не ходила, боюсь, что что-то плохо получится», «не выучила» и так далее – работаем над тем, что не надо бояться. Поэтому, 50 на 50. Всегда предлагаю: «Давай попробуем!» Но если вижу, что, например, мы отправились прокатиться на велосипедах, а ей вообще не заходит, — не давлю. А если причина была «вдруг не получится», а она попробовала – и получилось, моя миссия выполнена – я ее «включила». Тонкая игра…

У меня нет идеи из нее сотворить какую-то определенную личность. Не потому, что у нас нет стратегии. Я вижу, в чем ее потенциал – ей наука нравится, физика, – и я стараюсь подталкивать ее в ту сторону. Подбиваю: «Давай пойдем познакомимся, этот чувак – ученый. Давай пообщаемся?» По чуть-чуть задаю ей вектор, чтобы в итоге достигнуть намеченной цели, чтобы решение приняла она сама – а я ее к нему просто экологично подвела.   

«Вместо 1000 слов я предпочту одно действие. Говорить можно бесконечно, но кто-то ищет возможности – а кто-то оправдания»

Понял. Это не манипуляция, а нечто иное. Было бы манипуляцией, если бы ты не учитывала интересы дочери, а ты, в первую очередь, заботишься об интересе Маши, когда направляешь ее туда, где, по твоему мнению, ей могло бы быть интересно. А когда это не удается — ты не давишь. Это такой активно-пассивный способ помочь с тем, кем можно стать, чем можно интересоваться в будущем. При этом, если никоим образом ни один из предложенных тобой вариантов не будет принят, ты не обидишься.

Да. Я нормально отношусь к манипуляциям, мы все манипулируем ежедневно.

 

Я сказал бы иначе: мы все влияем, просто характер воздействия может иметь положительную или нейтральную коннотацию, а может — отрицательную. Поэтому о манипуляции я говорю как о влиянии с отрицательной коннотацией. Но влияем мы постоянно. Вот и сейчас мы влияем друг на друга: своими мыслями, своими посланиями, которыми мы обмениваемся. Да, мы все так или иначе хотим помочь в выборе — не обязательно даже профессии, а вообще — будущего. Но если Маша не выберет тобой предложенные условия, то как ты к этому отнесешься?

То я ничего. Я абсолютно спокойно к этому отнесусь. На мой выбор никто не влиял. Считаю, что влиять на ее выбор – это МНЕ же потом и нести ответственность за него, за то, что я человека направила по неправильному пути. Не хочу. Пусть идет своим путем.

Вот мне все: «Да не получится у тебя! Да где такое видано – спать в закрытом пространстве?! Ну что ты придумала? Ну кому нужны такие отели?». Или: «Какие павербанки? Каждый ресторан дает павербанк бесплатно. Кому оно нафиг надо?» Понимаешь, да? А меня это мотивирует! «Как можно открывать ресторан в локдаун? Вы же прогорите!» Вместо 1000 слов я предпочту одно действие. Говорить можно бесконечно, но кто-то ищет возможности – а кто-то оправдания. Все мастера слова, а я хочу быть мастером дела.

Когда началась пандемия, мы в Young Business Club создали благотворительный фонд. Собрали миллион гривен. Я лично по больницам ездила, постепенно подключились другие ребята – двое, десять, сорок… Потом кто-то говорит: «Мы юрпомощь можем оказать». Другие: «Мы можем продукты завезти». Идея разошлась – и важно, что сто человек подключились к реальным делам. Это – заразительная, приятная радиация. Это – результат. Потому что посыл был искренним. Никто не подключается на фальш. Веришь – действуй. Делай.

 

Ты даешь Марии карманные деньги?

Знаешь, она не берет практически. Когда родилась Маша, у нас был дом в кредите. И она знает, что такое кредит, сколько надо отдать в банк – у нее это с детства на подкорке, что ли. Если я ей дам 50 гривен, она принесет сдачу. Всегда отдаст. Я же сдачу никогда не приносила! Она понимает, что я могу купить 10 пар джинсов. Но каждый раз твердит: «Ой, нет, эти не будем. Ты что – 1600 гривен за джинсы?! Идем в другой магазин я там видела за 700». Она относится к деньгам осторожно. Как к ресурсу, который нужно правильно использовать.  

 

Как так вышло?

Объяснениями. Я ей на вопрос «Хочу!» открывала кошелек и поясняла: «Смотри. У меня тут 10 000 гривен. Нужно обязательно заплатить за то и за это, остается столько-то. Как мы это «столько» потратим, как ты считаешь? Давай примем совместное решение». И мы садились и расписывали. Я от нее не скрываю наш семейный бюджет: вот деньги, вот статьи затрат – принимаем решение. Лет с семи, наверное, со школьного возраста начала такое практиковать: «Если мы потратим сюда, на отдых ничего не останется. Значит, на море мы не полетим и в лагерь ты не поедешь». На что дочь вздыхала: «Наверное, не будем покупать мне 35 куклу» (смеется). Но я ей давала возможность поучаствовать в семейном бюджете, в выборе – и ответственность возложить на нее за этот выбор. Потому что каждый выбор – это ответственность: если ты выбираешь купить условную куклу, то ты не летишь на отдых.

 

Но кукла-то будет сейчас! А отдых – он потом…

Но когда ты преподносишь информацию, что отдыха не будет, что друзья поедут, а ты не поедешь, потому что мы купили «три куклы», как-то все становится ясно.

 

И ты свое слово держишь? «Не будет» — значит, таки не будет?

Значит, не будет. Всегда.

 

Сложно?

Много было малоприятных ситуаций, но вся суть – в доверии. Особенно, когда начинается переходной возраст. Как-то дочка сказала: «Я хочу попробовать курить!» Это жутко меня взбесило! Но я же знаю, что она это попробует! За школой, в подворотне — я это знаю. И когда я нашла у нее сигареты, я ее условно говоря, не «била ногами». Между нами остается доверие. Очень тонкая материя… Между нами не бывает ситуаций, когда человек приходит, делится чем-то сокровенным («Я попробовал» или «Я совершил ошибку»), а ему по голове — бабах. Потому что второй раз он может попробовать снова обратиться, а на третий даже пытаться не будет. А я не хочу, чтобы какая-то супер-важная информация, которая может повлиять на жизнь моей дочери, на нашу жизнь, была утаена.

 

Какой вывод можно сделать? Держать себя в руках?

Только так! Я могу взять ноутбук Маши, в котором все мессенджеры открыты, но дочка знает, что есть личные границы и я их не переступлю.

 

Ну ты крутая мама!

Весь Машин класс так считает. У нас постоянно кто-то в гостях, на ночевках – я не противлюсь – делайте, что хотите. Я рада, что я – не единственный человек в социуме, с кем она общается. Надо понимать, что мы, родители, лишь частичка в жизни своих детей. Они коммуницируют друг с другом и другими людьми в школе, в спортивных секциях, в лагерях. И им нужно найти свое место в этом социуме. Авторитет – это тот, кто умеет признать, где он был неправ. Да, я авторитет, но я признаю свою вину. И это жуть как сложно, признаюсь…

 

Но ты по-настоящему свою вину признаешь? Ведь можно так только сказать…

Да, конечно! У нас есть правило в семье: мы не выясняем отношения после 20:00. Ни с кем. Потому что после того, как человек переспит со своими мыслями, остынет, у него будет совершенно другой взгляд на ситуацию, и он с легкостью с утра извиниться или признает, что был неправ. Выяснять отношения вечером и ложиться в злобе спать – это глупейшая ошибка. И обычно в 90% случаев с утра уже и никаких выяснений отношений не нужно.

У меня есть еще один лайфхак. У нас у всех в семье есть психологи: у меня свой, у мужа свой, у Маши свой. И есть совместные: мой с мужем и мой с Машей.

Раз в месяц мы выписываем 30 вопросов. Разных. От «Какая тебе песня нравится?» до «Какая политическая система тебе импонирует и почему?» – от балды. Садимся друг напротив друга и задаем эти вопросы. Зачем? Мы настолько погружены в будни, в работу, в учебу, что теряем связь друг с другом, рвем эти тонкие ниточки. И это так круто: раз в месяц ты узнаешь о члене своей семьи что-то неожиданное, новое. Это очень важно и так мало усилий и времени требует.

«Forbes – это внешняя оценка нашей деятельности. А мы должны идти от себя, изнутри, а не от внешней составляющей»

Что у тебя в планах оставить своей дочери в наследство?

Ничего. У нее есть однокомнатная квартира, которую я ей год назад купила. И она знает, что в 16 лет она может ее либо продать и оплатить себе учебу – либо сдавать и поступить на бюджет. Либо жить в ней. Она это четко осознает, а я так сделала, потому что считаю, что в 16 лет детям не за чем жить с родителями. Птенцы все должны вылететь из гнезда вовремя. Только я ее скинула в речку, чтоб она выплыла. Только я ее на лыжи поставила – и она поехала. Вот такой у меня метод. Я жесткая и я решила возложить на нее ответственность. Денег от продажи квартиры хватит на любое образование. Но можешь учится бесплатно, сдавать ее в аренду и иметь на кармане эдакую дополнительную «стипендию». А можешь не учится, жить сама и найти работу. У Маши есть выбор – пускай принимает решение сама.

 

А если так случится, что ее выбор приведет не туда, куда следовало бы?

Это ее жизненный путь. Есть много людей, за которых я несу ответственность, кроме Маши. И я не намерена фокусироваться исключительно на дочери.

 

А чем в жизни Маши стало MBA Kids International? С какой целью ты дала ей такую возможность – поучится у нас?

Она изначально хотела заниматься бизнесом. У нее был проект с подружкой: они покупали канцелярию в инстаграме и перепродавали. Поэтому MBA Kids International я выбрала для того, что ее хаотичные идеи были структурированы. Идеи есть, мозги есть, но не было системы. Плюс я считаю, что даже если родители занимаются бизнесом, у детей все равно предвзятое отношение к занятию мамы и папы. Когда о бизнесе рассказывают другие люди, дети воспринимают информацию совершенно иначе. Потому что протест подростковый – он всегда протест. Родители – навязывают. А вот другие люди – подсказывают. И дети прислушиваются. Маша взглянула на мир бизнеса шире, поняла, как я зарабатываю деньги, и что это не так-то и просто. И я становлюсь для нее в этом отношении каким-никаким, но авторитетом. Учить детей все-таки должны не их родители.

У Маши развилось глобальное мышление. Она каждую идею стала обдумывать основательно, определять step by step путь, который приведет к достижению результатов.

 

Это же главное, что мы закладываем, в детях. Ведь скиллы — и харды, и софты — это инструментарий, который помогает двигаться быстрее и четче. Наша основная задача — расширить мировоззрение ребенка, дать ему возможность почувствовать на себе причинно-следственные связи, которые на самом деле работают. Ведь многие взрослые даже не понимают, почему что-то происходит так, как происходит. Спасибо! Мне так приятно это слышать!

Маша понимает, что такое бизнес. Это 10 лет назад у тебя должен был быть какой-то стартовый капитал. Сейчас же все просто: придумал какую-то супер-чашку или чудо-рюкзак, разместил на кикстартере, и если все правильно сделал – получишь инвестиции в виде предзаказов. И для этого не нужно быть дочкой олигарха – нужно уметь работать головой.  

 

Ты видишь Машу когда-нибудь в Forbes?

Нет, не вижу. Я считаю, что все эти регалии, статусы, премии – все это пережитки прошлого. Это утеха эго. Я хочу Машу видеть в результатах, а не в списках Forbes.

 

А что это за результаты и когда они будут?

Когда я пойму, что она на своем месте и делает то, что она безумно-безумно любит. И неважно, кто ее и как оценивает, главное – как она себя внутри чувствует. Потому что Forbes – это внешняя оценка нашей деятельности. А мы должны идти от себя, изнутри, а не от внешней составляющей.

«Когда ты знаешь, что даже если завтра ты вдруг умрешь, и тебе не перед кем не будет стыдно посмертно – ты живешь максимально легко»

Если бы ты писала письмо себе 18-летней – было бы это то же самое письмо, что ты бы написала и Маше?

Я думала над этим. Мысли разные. Себе б я пожелала тогда делать только то, что мне нравится, не браться за все, чтобы достичь чего-то. Я не из бедной семьи, но всего достигла сама. Без родителей. Но это было похоже, скорее, на выживание. То ли года такие были – когда брался за все, лишь бы кем-то стать. У меня не было страха, но я не всегда шла по пути исключительно своих желаний. Поэтому Маше я бы пожелала наоборот – не бояться, потому что у нее есть внутренние страхи. А чего она хочет, она четко знает. Она никогда не будет делать, как делала я, — то, чего не хочет. Поэтому я бы ей сказала: ты молодец. Но не бойся пробовать. Дерзай.

Как же неслучайно к нам приходят дети! В какой-то момент в ребенке проявляется все то, чего ты не мог себе позволить, а в тебе проясняется все то, чего не может позволить себе ребенок – и так вы друг друга дополняете и учите. В какой-то момент осознаешь, что твой ребенок неосознанно становится твоим учителем…

 

Что на самом деле движет твоими поступками – и в семье, и в бизнесе? Какие ценности ты исповедуешь?

Один момент ярче всего характеризует ценности нашей  семьи. Прихожу как-то к Маше и говорю: «Наверное, буду баллотироваться в президенты. Как ты? Проголосуешь за меня?» На что она отвечает: «Давай обсудим. Если ты пообещаешь, что ты никогда ничего не украдешь и будешь жить интересами нашей страны – то да, проголосую». Это и узко, и широко о наших ценностях. Никогда не давать оценку людям. Не обесценивать. Не поучать. Я всегда живу очень честно с собой прежде всего – и с окружающими людьми. И в бизнесе – насколько важна репутация! Твоя репутация в жизни и в бизнесе – это самое ценное. А запятнать ее можно на раз-два. Но когда ты знаешь, что даже если завтра ты вдруг умрешь, и тебе не перед кем не будет стыдно посмертно – ты живешь максимально легко. Ты никого не обворовываешь, никому не вредишь, не делаешь умышленно гадости, не строишь козни… Ведь бумеранг возвращается, через какое-то время, но возвращается, и в гораздо худшем проявлении. Таков мой принцип, мой путь, с которого я никогда не сворачиваю.