+38 (096) 403 47 29

Вверх

#BizTalk Дмитрий Стрижов: про железную волю, стальные нервы и масштабные цели

Similis simili gaudet. Подобное притягивает подобное. За почти 8 лет существования MBA Kids International, пути нашей школы сотни раз пересекались с удивительными людьми — с детьми и взрослыми, их родителями. И в определенный момент стало понятно: это неспроста. Пришло время выяснить, что именно нас объединяет.

В проекте #BizTalk Николай Дориченко, СЕО MBA Kids International, встречается с родителями наших учеников и выпускников — предпринимателями по призванию и роду деятельности, чтобы пообщаться с ними о смыслах, о призвании, о векторах и замыслах.

Содержательная беседа — с Дмитрием Стрижовым, основателем холдинга «Шериф»

18 лет бренду «Шериф» в этом году! Уже не ребенок, и даже не подросток… Но для тех, кто не в курсе, что такое охранная компания «Шериф», — поведайте, чем Вы занимаетесь и как пришли в этот бизнес?

Действительно, давайте — обратимся к теме детей. У меня – трое. И потому, считаю, с полной ответственностью могу давать кое-какие советы родителям. Первым будет такой: очень внимательно отнеситесь к первой работе своего ребенка. Очень многих, если обратить внимание, первое рабочее место привело к тому, чем человек занимается в настоящее время. Возможно, если бы моим первым рабочим местом была должность в «Нефтегазе», я бы не был сейчас руководителем «Шерифа»…

Я вырос в семье военного, и на вопрос, «Где твоя Родина?», как в той песне я с полной уверенностью могу ответить — Советский Союз: родился в Сумах, потом – Самарканд, Илатань, Ашхабад и Ташкент, затем Киев, откуда я уехал в военный лицей в Кривой Рог, а оттуда – в военное училище опять в Сумы. Но училище не закончил и поступил в КПИ, а затем и в Академию госуправления при Президенте Украины – и с 1998 года беспрерывно нахожусь в столице.

«Есть поговорка: «Бойтесь тех, кому нечего терять». Я б ее перефразировал так: «Бойтесь тех, у кого нет мечты, кому незачем стремиться».

 «Шериф» как раз начинался с того, что за обучение в политехе надо было платить – и я работал в охране. Сперва охранником, потом старшим смены, начальником охраны, наконец, заместителем директора. Затем женился (к слову, в этом году нашему союзу с супругой 19 лет, а годовщину мы традиционно отметили семейной стратегической сессией). И понял, что пришло время дальше отвечать за себя самому. Понимал, что фирма, где я работал, не будет расти. Есть поговорка: «Бойтесь тех, кому нечего терять». Я б ее перефразировал так: «Бойтесь тех, у кого нет мечты, кому незачем стремиться». В охране работали те, кто уже отдали долг Родине, получали пенсию, имели квартиру и автомобиль – у них было все хорошо, они работали, чтобы дома не сидеть. Поэтому о развитии той организации речь вообще не шла.

 

То есть ваши идеи не приветствовались руководством?..

Их пресекали: это риск, этого не надо, здесь придется напрягаться…, а выстрелит та или иная затея или нет – неизвестно. И в 2003 году я создал «Шериф». Все началось с трех объектов: поликлиника, больница и школа, и 15 охранников, зарплату которым мы выплачивали с зарплаты моей супруги. А дальше началось циклическое развитие: сперва мы были одним из лидеров физической сторожевой охраны в Киеве, через четыре года вышли уже на территорию не только Киева, но и всей Украины, в какой-то момент охраняли большинство государственных объектов стратегического значения и со статусом «национальный», но изменилось законодательство – и в один день мы лишились 30% заказов. Когда тебе дают такой пинок под зад, это действует отрезвляюще. Так в 2012 году созрело решение идти на рынок, отобрать который будет не так-то просто, — на рынок с маленьким и средним чеком – мы решили заниматься пультовой охраной помещений (если простым языком — установкой охранных сигнализаций и реагированием). Все отговаривали: «Шансов – ноль, на рынке уже 50 операторов, все, что хотелось охранять – уже охраняется». И действительно, наш первый клиент появился в августе 2012 года, в то время как у игрока №1 в Киеве клиентов было 16 500. Но уже в 2019 году у нас было 22 тыс. клиентов, а у ближайшего конкурента – 21 тыс. Мы догнали, перегнали и уходим все дальше вперед. Потому что тогда, 9 лет назад, мы хоть и не обладали какими-то супер-технологиями, но зато у нас было желание – и сила команды. Сейчас мы уже становимся охранной IT-компанией. Так мы приблизились к следующему этапу масштабирования – в ближайшие 3-4 года превратиться в национального оператора и запустить франшизу. Уже функционируют франшизы в Ровно, Мелитополе, Львове, Ирпене и Буче, в Черновцах запускается 15 апреля, на очереди – Сумы. Наша цель – в текущем году реализовать от 20 до 50 франшиз, а в течение трех следующих лет – 127.

Я ничего не скрываю. И своих детей учу: у вас не должно быть разграничений – говоришь ли ты что-то другу или незнакомцу. Вы всегда должны говорить так, как будто выступаете на центральном телевидении. И если бы с экрана телевизора вы что-то говорить не стали бы, тогда молчите.

«У тебя может быть мега-бизнес-идея и самая крутая стратегия, но если команда у тебя дерьмо, то и все остальное в скором времени превратиться в дерьмо»

Супер. Я придерживаюсь абсолютно таких же принципов. Говорить, как есть, значительно проще, чем постоянно выдумывать какие-то истории.  Вспоминать, кому и что ты рассказывал, требует такой концентрации сил, энергии, памяти… Неэффективная затея!

Команда. В ваших ответах это слово встречается довольно часто. Что для Вас «команда»?

Если по-честному, то с «Шерифом» я провожу больше времени, чем с семьей. В моем внутреннем рейтинге на первом месте, безусловно, семья, на работе я физически нахожусь дольше. Поэтому команда – это ключевое. У тебя может быть мега-бизнес-идея и самая крутая стратегия, но если команда у тебя дерьмо, то и все остальное в скором времени превратиться в дерьмо.

Работа над командой не заканчивается никогда. К сожалению, не получается достигнуть какого-то уровня развития и остановиться. Команда как растение – ее необходимо «поливать» регулярно. В «Шериф» приходят работать точно такие же люди, как и в любую другую компанию. Но я, мои командиры и линейные руководители – мы увлечены. Мы понимаем, что мы работаем, не жалея себя. Не просто работаем  по принципу «бери больше, кидай дальше», а учимся, развиваемся. Нетерпимо относимся ко лжи, сплетням и к неуважительному отношению к клиенту. 

Бывают, конечно, потрясения, как нынешняя эпидемия, они вынуждают перестраиваться, и в такие моменты можно выиграть только силой команды. В моем бизнесе по бойцу, который приехал на вызов, оценивают, кто я. Очень сложно сделать так, чтобы он думал так же, как я – как собственник, и разделял мои ценности. Но для этого я с ребятами хожу в походы – 100 км без еды и без сна. Разговариваю с ними о жизни. Обсуждаем, что для клиента хорошо, а что плохо. Что вообще такое «хорошо», а что – «плохо». Это необходимо сделать, чтобы они разделяли ценности компании. И вот эта вовлеченность, когда люди понимают, что хорошо, а что плохо в твоей системе координат, и начинают твои принципы разделять – это дорогого стоит. 

У нас в «Шериф» сейчас сформировался так называемый сержантский состав: 30 человек, которые никогда не позволят, чтобы было неправильно, не будут на это несоответствие закрывать глаза. С одной стороны это вроде простые слова: собери людей да расскажи. Но это титанический труд. Когда ты сплотил такую команду – ты победитель команды победителей.

 

Сержантский состав – это вообще одно из главных звеньев сил, которые выигрывают войну. Солдатами руководят не генералы… Я старший лейтенант систем ПВО и эта история с точки зрения градации высшего, среднего командного состава и рядового персонала, выполняющего в конце концов те или иные задачи, мне очень близка. Поэтому вопрос: какие еще командообразующие практики Вы применяете? Как давно эта история с походами уже имплементируется?

Три года. Поход изматывает. Ребята, крепкие и духом, и физически, — не все выдерживают. У нас есть точка эвакуации на 50-м километре – с дистанции сходят многие… Банально потому, что ноги стираются в кровь. Но это увлекательное испытание в том числе и силы духа. Люди возвращаются другими. Наш поход чем-то созвучен моему увлечению Ironman – «все возможно». На самом деле в гонке отсутствует подвиг как таковой. Если весь тренировочный процесс был правильным, ты все этапы пройдешь, вопрос только во времени – на полчаса быстрее или медленнее придешь к финишу. Дисциплина, все предварительные подготовки, преодоление себя делают тебя другим. На многие вещи начинаешь смотреть иначе, уважительно относишься к тем людям, которые прошли с тобой этот путь. Мы в «Шерифе» ставим очень амбициозные цели, которые сложно одолеть. Но когда преодолеваем, мы прекрасно понимаем, почему мы отличаемся от остальных. Потому что мы преодолели то, во что мало кто верил.

 

В моменты таких рассказов в голове возникает картинка… И сейчас картинка вырисовывается крутая! Но каково лично ваше отношение к процессу? Что ВЫ чувствуете в такие моменты?

Я ловлю себя на мысли, что мало знаю свою команду! Не ведаю, что у них в голове, что на душе, как обстоят дела в семье… Где они учились, как попали в «Шериф», какие у них мечты и ценности. Это то, на что банально не хватает времени, и по-хорошему необходимо, чтобы каждый руководитель у своего прямого подчиненного хотя бы раз в полгода вот так по душам эту обратную связь запрашивал. Все это написано в учебниках по HR, но делают так единицы. Но если это практиковать, перестаешь воспринимать человека просто как сотрудника. Ты уже знаешь о нем немного больше. В моем случае наши походы – это прекрасная возможность «идеологически накачать» людей (не нравится мне это словосочетание, но из песни слов не выкинешь). Ведь мозг лучше всего работает на низком пульсе – когда кровь «гуляет» по телу, информация воспринимается эффективнее всего. Ну, и где бойцы группы реагирования увидели бы Стрижова Дмитрия, генерального директора «Шерифа»? А так у них есть возможность спросить меня о чем угодно, ведь я как все – иду с ними бок о бок. Прямая аналогия с гонкой Ironman. Я участвую в челлендже среди CEO крупных компаний, и на чемпионате мира на острове Кона в моей категории был принц Бахрейна. Где я, а где принц Бахрейна?! Но мы общались, потому что вместе преодолели гонку, нам было одинаково тяжело, одинаково жарко, одинаково трудно. И такой общий путь – он объединяет. Потому я сею частичку своей души, когда иду в поход с командой, а они становятся сопричастными общему результату.

«Самое страшное – когда люди живут по привычке. Но только цель наполняет жизнь смыслом».

А давайте теперь про ваши семейные стратсессии. Что это, как появились, зачем проводите?

Впервые я задумался о них после рождения старшей дочери, Софии. В то время я был поглощен бизнесом, ставил себе цели, считал, что обязан обеспечить семью… Классика, из-за которой так много семей распадается – потому что перестают быть командой. Если мужчина – успешный бизнесмен, часто он полагает, что все должны на него молиться и по умолчанию ему помогать, не понимая, что семья – это точно такая же команда. И там точно так же надо работать над командным духом, над совместными целями, выстраивать семейную корпоративную культуру. В 2008 году я почувствовал, что такой раскол чуть было не коснулся и нас с супругой. Стало понятно, что необходимо разговаривать. Так впервые мы с Мариной провели нашу семейную стратегическую сессию: оставили Софию с бабушкой и на целый день выехали за город. Начали с простых вопросов о том, что каждого из нас устраивает и не устраивает в партнере, продолжили взглядами на семью через 5-10-15 лет, завершили обязательствами, который каждый из нас берет на себя. Первая стратсессия была сложной – было важно не разорвать ту нить, что была между нами натянута. Но мы справились. И в этом году на 19-летие нашего союза оставили младших детей с Софией и бабушкой и уехали с Мариной на два дня.

В чем фишка этой затеи? После сессии каждый из нас получает право конструктивно молчать. Потому что каждый член семьи знает, почему он или партнер делает именно то, что делает. Ведь мы обо всем договорились! Наш с Мариной совместный план сверен крупными мазками до конца жизни, а на ближайшие пару лет – и вовсе детально: мы четко знаем, чего хотим. Исходя из сессий я фактически планирую свой календарный год: отталкиваюсь от активностей в семье, затем в приоритете —  бизнес-мероприятия, после – спорт. За счет этого удается уделять время всем сферам жизни.

Стратсессии с Софией у нас начались года 3-4 назад, на следующий после дня рождения день. Во время первой я просто задавал ей вопросы и фиксировал ее ответы, оформляя в тезисы. Через год оказалось, что 70-80% целей достигнуты. Чуть позже это стало очень удобным инструментом: добиться определенных оценок в школе, достигнуть комфортных отношений с близкими – не спорить с мамой (мама болезненно это воспринимает), слушать папу (может, в чем-то это и элемент манипуляции), ничего от родителей не скрывать — любые проблемы и сомнения обсуждать для поиска правильных решений. Я в детстве наделал много ошибок, потому никогда болезненно ни на что не реагирую, понимаю, что все можно исправить. Со сложными вопросами София может спокойно подойти ко мне: не будет критики, но будет поиск решения.

Самое страшное – когда люди живут по привычке. Но только цель наполняет жизнь смыслом. И вот этот подход «постоянно пробовать» – для чего он? Чтобы понять, что человека драйвит, что для него ценно, что «его». Путем проб мы это находим, а путем целеполагания позволяем этому «ведущему» в человеке раскрыться. Это же самый сложный вопрос: а для чего ты живешь? Им начинаешь задаваться осознанно после 40, но если понимать, что к нему надо плавно подводить лет с 10, у ребенка, у человека есть шанс прожить счастливую и радостную жизнь.

«Шерифу» со смыслом очень повезло: мы делаем мир безопаснее и без тревог»

Согласен, что это супер-важно. Как Вы мотивируете себя и своих родных, понятно. А что с коллегами? С чего начинался этот процесс и что в итоге вы имеете сейчас?

Очень люблю Адизеса и всем, кто собирается заниматься бизнесом, искренне рекомендую его книгу «Жизненный цикл корпораций». Лично я опасался, что «Шериф» попадет в ловушку основателя, потому прилагал максимум усилий, чтобы развивался не только я, но и люди вокруг меня. Работа с командой – это определенная внутренняя боль, ведь однажды с рядом людей приходится прощаться. Не потому, что они плохие, предали, своровали, а потому, что они перестают соответствовать занимаемым должностям. Недавно перебирал слайды презентации, на фото почти за все 18 лет существования компании  – ребята, многие из которых уже не работают с нами… Поэтому, чтобы минимизировать количество потерь, очень много я инвестирую в обучение персонала. В прошлом году все линейные руководители проходили тренинг Getting Things Done, изучали естественное планирование, финансовую грамотность и пр. Подобные вещи делаются для того, чтобы не терять людей каждые 4 года.

А что касается мотивации: когда удовлетворены базовые потребности и сотрудник уже не думает, где взять денег, чтобы прокормить семью, начинается влияние его окружения и те цели, которые всех объединяют в команду. Если человек понимает, что его действия наполнены смыслом, он с удовольствием выполняет свою работу. Скажем, наши айтишники и бухгалтера – это не самые высокооплачиваемые на рынке должности (хотя в охранной сфере – самые высокооплачиваемые). Но эти все люди у нас работают и по пять, и по восемь лет, потому что они, как и вся команда, проникаются смыслом. А «Шерифу» со смыслом очень повезло: мы делаем мир безопаснее и без тревог. Вроде бы простые фразы, но мы знаем, что каждый день нам на пульт поступает 300 тревог. Мы знаем, что совершаем более 200 выездов. Знаем, что в 40 случаях мы реально нужны – и, если бы не приехали, все бы закончилось дракой, грабежом, трагедией. Мы знаем, что каждый день производим от 1 до 3 задержаний и сдаем задержанных полиции. Это могут быть воры, хулиганы, сумасшедшие, кто угодно. Но мы знаем, что если б нас там не было, была бы беда. Кто-то бы не вернулся домой. Лишился имущества или здоровья, или даже жизни. Мы все четко понимаем, что наш вклад в жизни других людей – он действительно есть. Мы делаем нашу среду обитания действительно безопасной. И это все упрощает. Это – ответ на вопрос, почему мы все должны выкладываться на работе по-максимуму. И наша работа наполняется реальным смыслом.

 

Это действительно вау. Потому что, если ты не понимаешь, что делаешь, если нет видения, ради чего, — все деньги, время, энергия, инвестированные в бизнес, просто-напросто тратятся впустую…

Давайте вернемся к Софии, которая заканчивает второй год обучения у нас в MBA Kids International. Почему вы с супругой решили отдать дочку в бизнес-школу? Наблюдаете ли какую-то эволюцию в ее кругозоре, взглядах на жизнь?

Дочка наших знакомых, Натальи и Александра Муравщиков, училась у вас и брала у меня интервью. Саша тогда «продал» мне идею детской бизнес-школы: «Ну где бы еще твоему ребенку позволили ощутить потерю денег?» (речь идет о ежегодной ярмарке бизнес-идей – прим. авт.) А с присущей большинству украинцев ментальностью я знаком не понаслышке – только недавно научился смиряться с поражениями сам, воспринимать их как новые знания и возможности. И я понимал, что чем раньше мои дети получат первый опыт, который наглядно продемонстрирует, что не все и не всегда получается так, как ты хочешь, опыт, когда никто тебя не будет ругать, а наоборот – пояснят, помогут, подбодрят – это мега-круто. И не важно, вырастет ли ребенок бизнесменом или нет. Потому что элементарная финансовая грамотность – это основа счастливой жизни.

«Есть хорошее высказывание: только личность может воздействовать на формирование личности, только характер может образовать характер»

София — очень собранная барышня, сфокусированная, «четкая» — слов на ветер не бросает. Чувствуется ее внутренняя ответственность с большой буквы О. Безусловно, все дети – разные. Но была ли София такой всегда?

Начну издалека. В этом году я стал микроблогером, веду youtube-канал «Железный шериф». Снимали однажды Белоцерковскую колонию строгого режима, где сидят рецидивисты. Ехал с одной мыслью: раскрыть природу преступлений. Моя задача была показать мирным жителям, как они могут стать жертвой и что делать, чтобы ею не стать. И в процессе общения с осужденными я задавал всем почти один и тот же вопрос: «Если бы у тебя была машина времени и возможность вернуться назад, что бы ты изменил?» Почти все без исключения (кроме одного цыгана и одного воспитанника интерната) ответили одно и то же: «Вернулся бы назад, поймал бы себя за руку и сказал: не связывайся с дурной компанией; учись; слушай родителей». Один из этих парней был до 7 класса отличником, но родители уехали на заработки, а он со старшими товарищами растеребил рельсы недействующей железной дороги. Потом была вторая ходка, третья… Другой парень, родителям которого было не до него – семью бы прокормить, — занимался разбоем. Здоровый детина, 120 кг, «зарабатывал» тем, что уезжал в незнакомый район и рандомно выбирал жертв…  Я спросил его: «Почему так случается?» Потому что с 14 до 19 лет эти дети были предоставлены сами себе. А что происходит в этом возрасте? Он самый проблемный: нет еще сформированных жизненных ценностей, четкого понимания добра и зла, отсутствуют “тормоза”. Подростки могут избить беременную женщину. Сбить с ног старика и попрыгать у него на голове. Как личности они еще не сформированы, не понимают, для чего живут, в чем хотят реализоваться. Они ищут авторитеты по принципу грубой физической силы. И если в этот момент рядом нет правильных ориентиров (родителей, тренера, ментора) – беда… Есть хорошее высказывание: только личность может воздействовать на формирование личности, только характер может образовать характер. С высоты прожитых лет я утверждаю, что Александр Македонский не был бы Александром Македонским, если бы его наставником не был Аристотель. А Аристотель не был бы, возможно, Аристотелем, если бы у него не было Пифагора. А у Пифагора был Платон… И наша задача как родителей: если мы не всегда можем выполнить роль наставника (ведь мы воспринимаем своих детей либо чересчур критично, либо чрезмерно любя), – этих наставников найти. Я не совсем согласен с утверждением, что у хороших родителей – хорошие дети. Да нет. У хороших родителей бывают дети-наркоманы, убийцы, полные сволочи. Почему это происходит? Потому что родители в погоне либо за денежными знаками, либо за политическими должностями, либо за своей работой отдают себя там на 100% и считают, что если они домой деньги передали, там должен по умолчанию быть порядок. Так не будет. И если в это время ребенком не занимаетесь ни вы, ни какая-то другая идеологически правильная личность, его воспитанием займется улица в самых наихудших ее проявлениях.

Мне везло: на разных этапах жизненного пути мне встречались люди, которые выполняли роль наставников. Например, мой первый тренер по легкой атлетике, которому сейчас 83 года, и мы с ним до сих пор встречаемся, я и детей своих с ним познакомил. Он до сих пор тренирует. И вот такие столпы, на которые ты опираешься, они делают тебя другим. И задача родителей эти столпы найти.

«В жизни – как в армии: если солдат не занят, жди беды. У меня аналогичная позиция и в отношении детей: ребенок должен быть постоянно занят»

Вернемся к Софии. Она учится в лицее «Интеллект», где знания даются невероятно трудно, ведь школа первая во всеукраинском рейтинге. Также София увлекается дзюдо. Она перепробовала много разных видов спорта, но в конечном итоге сфокусировалась и сказала: хочу быть как Дарья Билодид, чемпионка мира по дзюдо. И София идет к своей цели. Мне не важно, придет она к ней или нет, станет чемпионкой мира или нет – важно, что цель эта есть, что дочка пашет, чтобы ее достичь. Спорт не только дисциплинирует, он дает возможность преодолеть себя. 

Ну и третья точка приложения усилий у Софии на сегодняшний день – это детская бизнес-школа. С одной стороны, она получает там те знания, которые я получил, может быть, в 25-30 лет: что такое бизнес, маркетинг, бренд, франшиза, как готовят презентацию, как публично выступают, как дебатируют. С другой, среди преподавателей школы есть личности, которые на нее воздействуют и которых она в некоторых случаях слушает больше, чем меня. И я даже не спорю! Я слышу, что она транслирует и просто даю свои комментарии. Не говорю как правильно, ни в коем случае не вступаю в конфликт с преподавателем.

В жизни – как в армии: если солдат не занят, жди беды. У меня аналогичная позиция и в отношении детей: ребенок должен быть постоянно занят. Время – это самый ценный ресурс, а дети не знают ценность времени. Наша задача как родителей – не дать им это время растрынькать. И когда мне кто-то из знакомых говорит, мол, «вы издеваетесь над детьми! Им голову некогда поднять!» — отнюдь нет. Я на работе не устаю, потому что то, что я делаю, мне в кайф. И нашей с Мариной задачей было найти для каждого ребенка “его” занятие: София остановилась на дзюдо, Николь – на художественной гимнастике, Никита – на плаванье.  

Все наши дети должны развивать физическую силу и ум с помощью внешних инструментов. А честность и умение держать слово мы им привьем. Ребенок должен быть счастливым и проживать осмысленную жизнь. Понимать, для чего и что он делает.

 

Вы утверждаете, что ваша задача как отца – вырастить честных и ответственных детей. Каков рецепт?

Отвечать за слова! Если ребенок пообещал, но не сделал – мы не сдвинемся с места до тех пор, пока он не сделает обещанное. Это принципиально. Лучше ничего не говорить, чем пообещать и не сделать. Я лично не даю пустых обещаний и делаю все, что пообещал детям. 

Во-вторых, должен быть режим обратной связи с ребенком. На жизненном примере София почувствовала силу переговоров. Случилось так, что она получила по биологии низкую оценку – мол, учительница что-то недопоняла, неправильно интерпретировала и пр. Настаивать «иди учись» в таких ситуациях бесполезно – это еще больше накопит агрессию и невосприятие предмета или направления. И я напомнил Софии один из корпоративных стандартов «Шерифа»: если у меня все хорошо сложилось в жизни, я смотрю в окно, а если что-то не получилось, смотрю в зеркало. Спрашиваю: «Что это значит?» Отвечает: «Понятно, что значит. Если все получилось, ищу причины вовне, а если не получилось – в себе». А я говорю: «Ну давай разберемся с биологией. Большинство проблем возникает из-за того, что люди не проговорили, не договорились. Из-за этого войны начинаются, семьи распадаются и плохие оценки появляются. Ты же бизнес-школу для чего посещаешь? У тебя там искусство публичных выступлений, самопрезентации, переговоров. Твоя задача – объяснить учителю, что у тебя есть цель, но ты ее не можешь достигнуть, и попросить совета – что необходимо сделать, чтобы все-таки добиться своего. Получи обратную связь – и тебе подскажут решение».

И вот результат такого моего подхода к воспитанию: в текущем учебном году среди предметов у Софии появились алгебра и геометрия. Последняя вообще дочери не зашла, но мы в оценки не вникаем и в процесс учебы не встреваем – София должна за помощью обратиться сама. Через несколько дней после низких оценок по геометрии супруге звонит парень. Так мол и так, я – репетитор, ваша дочь отыскала мои контакты, прошла онлайн-занятие и попросила связаться с вами для урегулирования финансовых вопросов… Вот это я считаю своей победой как родителя!

«Ни в коем случае нельзя становится рабом вещей, поэтому у нас с супругой не стоит задачей дать детям все самое новое и самое лучшее – придерживаемся принципа разумной достаточности и функциональности»

А что будет вашей персональной победой в конце вашего жизненного пути?

Я вдохновлен Шимоном Пересом и его трудом «Робким мечтам здесь не место». Человек до 86 лет вел активный образ жизни. Он создавал, он влиял. Фактически задача любого человека – принести какое-то благо, пользу для окружающего. Или как минимум не делать зла. И заниматься тем, чем он хочет заниматься. В моем случае занятие бизнесом позволяет мне делать то, что я хочу. У меня уже давно бизнес – не про деньги. Я знаю, сколько мне необходимо финансов, чтобы прожить до 100 лет, и эту сумму уже заработал. Тем более я веду достаточно скромный образ жизни, возможно, суворовское училище повлияло. Мне роскошь вообще чужда. Например, моделями смартфонов никто не заморачивается. У старшей дочери вообще долгое время был кнопочный. Моя позиция – телефон это средство связи, а не средство для понтов. В красивую обертку и дерьмо можно завернуть, а человека делают крутыми совершенно другие смыслы. Ни в коем случае нельзя становится рабом вещей, поэтому у нас с супругой не стоит задачей дать детям все самое новое и самое лучшее – придерживаемся принципа разумной достаточности и функциональности.

Посему то, что мы сейчас делаем в «Шерифе» – это больше про мечту. В нашем бизнесе вообще нет ни одной компании, которая котируется на биржах, в которые пришли инвесторы, а я хочу создать серьезного национального оператора, который выйдет за пределы Украины. Сделаю – это будет мега-круто. Да, стоит цель и по финансовым показателям — чтобы через 3-5 лет компания стоила не менее $50 млн – любой бизнес должен оцениваться. Но ключевое во всей этой истории – это не значит, что мне необходимы эти $50 млн. Я обеспеченный человек и мог бы вообще не работать. Но я занимаюсь любимым  делом – и для меня это определенный челлендж: будет «Шериф» таким или нет. Если брать другое направление, спорт, у меня есть цель в 80 лет пробежать гонку Ironman. Для этого я должен правильно построить свой тренировочный процесс, чтобы до 80 лет не «слиться» и быть в форме. Такие мечты позволяют вдолгую выстраивать путь.

Ну а что касается семьи – я не знаю, кем станут мои дети. Моя задача – дать им образование, привить систему ценностей и вручить удочку. Меня часто спрашивают, а  кто будет руководит «Шерифом»? Да я вообще не знаю, нужен ли им «Шериф»! Но если вдруг кому-то из них будет в кайф такая работа – уверен, мы договоримся (смеется).  

Честно говоря, еще не задумывался, оставлю ли им в наследство что-то. Ключевое, что я обязан им дать, — это воспитание и образование. Поделится своим жизненным опытом. А дальше каждый из них – сам за себя. Наверное, теоретически, наследство будет, но в каком объеме – понятия не имею. Бывает, что деньги делают человека несчастным, ведь деньгами необходимо уметь распоряжаться. Быть может, решу, когда дети станут совершеннолетними. 

«Воспитание детей – как медаль о двух сторонах: с одной стороны, необходимо любить их, холить и лелеять, с другой – сталкивать с трудностями, чтобы ребенок был готов к испытаниям во взрослой жизни»

Согласен: фразы наподобие «у меня растет наследник империи» — это так ретроградно… Мы также стараемся помочь детям выбрать свой путь и быть счастливыми, кем бы они не стали…

Софию я вовлекаю в «Шериф», она работала оператором пульта – и это интересно. У меня лично был хороший жизненный кейс. В промежутке между военным училищем и учебой в КПИ мне надо было зарабатывать на жизнь. Дядя помог устроиться на производство тротуарной плитки. Я пришел и обомлел – половина работников откровенные забулдыги. Но в итоге мы организовали рабочий процесс так, что не было ни минуты простоя, лишь час на обеденный перерыв. Я не был руководителем бригады, но мне хозяин компании отдельно доплачивал, потому что такой выработки, как при мне, не было никогда. 

Это была хорошая школа жизни: все руки мозолистые, в конце дня бетон буквально крошился из носа. И тогда я осознал: если ты работаешь своим физическим ресурсом, ты конечен, ограничен. На второй месяц пришло понимание, что мы больше, чем условно 200 кв.м этой плитки произвести не можем. А это значит, что больше определенной суммы ты не заработаешь никогда, и эта сумма не позволяет тебе прожить счастливую жизнь, обеспечить семью, купить жилье. Тогда я решил, что буду заниматься бизнесом, таким, который можно масштабировать.

Считаю нужным детей в подобное «плавание” запускать. Важно не заиграться, чтоб ваш эксперимент не стал призванием вашего ребенка, но такой опыт однозначно нужен. Воспитание детей – как медаль о двух сторонах: с одной стороны, необходимо любить их, холить и лелеять, с другой – сталкивать с трудностями, чтобы ребенок был готов к испытаниям во взрослой жизни, даже в чем-то эти трудности моделировать. Эдакий баланс любви и стресса. 

 

Дайте три универсальных совета: от предпринимателя, от главы семьи, от отца.

Первое: человек не может быть счастлив только в одном месте и ставить во главу угла только бизнес, только семью либо только свои увлечения. Считаю, что мега-круты те люди, которые успевают везде. 

Во-вторых, очень важно мечтать, пока не разобрался, что важно для тебя… Дать возможность мечтать детям, а для этого надо задавать вопросы: почему, как, что? Заставлять их выговориться, чтобы они сами к этой мечте пришли, сами сформулировали, что для них ценно, и начинали реализовывать задуманное. Есть поговорка: «Бойтесь тех, кому нечего терять». Я б ее перефразировал так: «Бойтесь тех, у кого нет мечты, кому не к чему стремиться».

Ну и третье, самое важное – формирование команды. Если ваша семья – это команда, она проживет долгую счастливую жизнь и любые сложности вместе пройдет. Если это не команда – разбежится на все четыре стороны, точно так же, как партнеры по бизнесу, когда они перестают разделять единые ценности. Детям надо помочь сформировать эту команду. И вы, родитель, именно тот, кто может окунуть ребенка в среду, где либо сильная команда, либо сильный наставник. Тогда он вырастет счастливым, успешным и знаменитым человеком.

«Высокая самоотдача в любом деле должна стать твоим «почерком», за это тебя будут уважать!»

Какие советы Вы дадите своим детям на их совершеннолетие?

Любое дело, за которое взялся, доводи до промежуточного конца. Никогда не бросай на полпути, не меняй и не отказывайся от запланированного.

Всегда финишируй на соревнованиях, не сходи с дистанции. Нельзя развивать в себе привычку, что можно сдаться, – делай в направлении своей цели маленькие шаги, но ежедневно.

На любой работе выполняй поручения искренне и с желанием добиться максимально возможного результата. Никогда не думай, как схалтурить. Не рассуждай «что в будущем ты откроешь свой бизнес и сделаешь все классно, а сейчас просто «пересидишь», сделаешь работу посредственно, имитируя качественное исполнение». Высокая самоотдача в любом деле должна стать твоим «почерком», за это тебя будут уважать! Это твоя инвестиция в личный бренд!

 

Будете ли как-то влиять на выбор профессий своих детей?

Буду давать пространство выбора — но выбор однозначно будет за ребенком, ведь не мне же жизнь за него проживать. Поэтому моя задача – продемонстрировать все возможные варианты, дать возможность попробовать.

 

Хотели ли бы Вы, чтобы кто-то из детей попал в список FORBES?

Если это сделает его счастливым – однозначно да. Но не всем необходимо попадать в список FORBES, ведь счастье в жизни точно не от этого зависит. Ключевое – чтобы путь к их мечте не перечеркнул все остальные сферы жизни. Я считаю – и сужу по себе, — что если я достигну чего-то действительно стоящего, условный FORBES появится сам собой. В 2017 году у меня стояла задача – попасть в 1% лучших триатлетов-любителей мира, но сколько бы я ни «рубился», увы, не попал. Через год я поставил себе цель попасть на чемпионат мира Ironman. Я попал и выступил и само собой попал в тот злополучный 1%. И это произошло само собой – ведь я планомерно шел к поставленной цели. Так и в бизнесе: если делать реально классные вещи, с полной самоотдачей и еще и получать от этого удовольствие, FORBES придет сам собой.