+38 (093) 599 61 23

Вверх

#BizTalk Елена и Юрий Систренские: про судьбоносные решения, семейный бизнес и результативные действия

Similis simili gaudet. Подобное притягивает подобное. За почти 8 лет существования MBA Kids International, пути нашей школы сотни раз пересекались с удивительными людьми — с детьми и взрослыми, их родителями. И в определенный момент стало понятно: это неспроста. Пришло время выяснить, что именно нас объединяет.

В проекте #BizTalk Николай Дориченко, СЕО MBA Kids International, встречается с родителями наших учеников и выпускников — предпринимателями по призванию и роду деятельности, чтобы пообщаться с ними о смыслах, о призвании, о векторах и замыслах.

Финальный разговор #BizTalk в 2021 году – с обоими родителями, соучаредителями бизнеса и предпринимателями, мамой и папой троих сыновей – Еленой и Юрием Систренскими.

Сегодня у нас необычная встреча. Впервые я разговариваю с семьей – с папой и мамой троих детей, двое из которых учились у нас. К тому же, они еще и предприниматели и совладельцы бизнеса. Семейный бизнес – это своеобразная точка дифференциации для меня. Потому что вместе можно многое делать, но когда ты ВСЕ делаешь вместе – это интересный челлендж. И если это нравится – значит, эта практика потенциально возможна и будет интересно узнать, как это все работает. Начну с бизнеса. Сколько их у вас?

Юрий: Первоначальный и основной наш бизнес – это международная логистика (доставка международных грузов) и таможенно-брокерские услуги. Есть также направление в IT-сфере – картографический сервис: чем-то похоже на гугл-карты, но с акцентом на перечень услуг, которые предоставляет компания-участница.

Елена: Третье направление – это рекрутинг: подбор и обучение персонала, работа с построением HR-процессов внутри компании. Пробуем также развивать тим-билдинг. Во время локдауна эта история притормозилась, но мы возвращаемся в докарантинную жизнь, а, значит, она будет снова востребована.

 

Про логистические и брокерские услуги понятно. А вот что касается рекрутинга: ваши услуги нацелены на ликвидацию потребностей в рядовом персонале или вы работаете з топ-кадрами? Хедхантиг практикуете?

Елена: Наш сегмент – это мидл-менеджмент и топ-персонал (руководители подразделение, направлений, компаний). Хантинг также присутствует, но далеко не всегда. Недавно меня спросили: «Вы считаете это экологичным?» Отвечу так: каждый руководитель должен думать про свой персонал не как про людей, которые просто приходят каждый день на работу, а как про сообщников в хорошем смысле этого слова – с общими ценностями, объединенные большой идеей. Безусловно, мы все работаем за вознаграждение, о котором договорились, но в структуре мотивации финансы стоят не на первом месте. Конечно, есть и те, кто гонится за лишней тысячей гривен, но их, в конечном итоге, переманит кто-угодно. Поэтому собственнику важно чувствовать своих ключевых сотрудников и ориентироваться в их настроениях.

 

Вы специализируетесь на подборе персонала для каких-то определенных сфер?

Юрий: У нас есть стоп-лист вакансий, которые мы понимаем, что не закроем – очень узкоспециализированные кадры, которых на рынке либо мало, либо мы не в состоянии проверить их специализацию. Не работаем с неэкологичными бизнесами, мошенниками – со всеми, кто не подходит нам по ценностям, а также с масс-отборами, когда, например, нужно набрать стройбригаду – это не наша специализация.

«Люблю порядок – в делах, вещах – на самом деле это очень облегчает работу и жизнь в целом»

Если уж зашел разговор про ценности – перечислите свои.

Юрий: Честность – одна из главных ценностей. Нет человека, который бы ни разу не соврал. Есть теория, что каждый несколько раз в день, а то и несколько раз в час может или вводить в заблуждение, или так или иначе врать. Но для меня важно быть честным с собой и окружающими. Не всегда это получается, но для меня это №1. Важно, чтобы и я был честен с окружающими, и близкие, и все остальные люди были честны со мной. Плюс, конечно, важно, чтобы отзывчивость была. Я человек достаточно эмпатичный, часто сопереживаю людям, и если вижу, что нужна моя помощь, стараюсь включаться, эту помощь давать. Ну и конечно же, я не настолько гордый, чтобы отказываться от помощи, когда она нужна мне. И стараюсь об этом говорить.

 

Ты умеешь просить?

Юрий: На самом деле это сложно, но я над этим работаю. Одно время делал определенные упражнения, усилия – и я понимаю, что люди готовы и хотят, точно так же, как и я, делиться. Просто надо об этом сказать и попросить. Мы сейчас не говорим про попросить в долг – вот эту историю я не поддерживаю. Если ты не хочешь терять друзей и отношения, которые тебе ценны, лучше этого не делать. Конечно, бывают случаи, когда близкие или друзья одалживают, но в таких случаях я отдаю и забываю. И если вдруг долг возвращают, воспринимаю его как бонус (смеется).

 

То есть ты даешь в долг тогда, когда можешь про эти деньги забыть?

Юрий: Верно. И стараюсь не напоминать. Безусловно, такой подход не касается бизнеса – это совершенно другая история.

 

Лена, дополнишь?

Елена: Не подглядывая в «шпаргалку» – честность тоже очень важная ценность для меня. Честность с собой, честность с окружающими. У меня есть внутреннее качество – гиперответственность. Если я даю кому-то слово, то расшибусь в лепешку, но обещанное выполню. Это важно. Еще для меня важно соблюдение правил. Это не означает, что эти правила навязываю я. Но если мы о чем-то договорились, эти договоренности должны соблюдаться. Люблю порядок – в делах, вещах – на самом деле это очень облегчает работу и жизнь в целом.

«Не каждому дано быть руководителем, но можно быть отличным специалистом в своем направлении, хорошо выполнять эту работу и быть в гармонии, прежде всего, с самим собой»

Вернемся к сотрудникам: допустим, человек подходит вам по ценностям, но не демонстрирует прогресса в плане навыков и компетенций. Как вы поступаете?

Юрий: В этом плане у нас накопилось достаточно опыта (смеется). Например, есть у нас сотрудник, который работает с нами практически с самого старта. Начинал как менеджер по продажам, потом переквалифицировался в администратора, затем – в системного администратора и т. д. Сейчас это незаменимый человек в компании. То есть вот пример поиска для сотрудника правильной должности – до тех пор, пока он не нашел «свою». Если мы видим, что на какой-то позиции человеку оставаться нет смысла, но он может раскрыться на другой, мы даем эту возможность, подталкиваем к саморазвитию.

Но были и кейсы, когда человек по ценностям нам подходил, но свою работу выполнял некачественно. В таком случае ставим какой-то срок, и если к установленной дате дело с мертвой точки не сдвигается, — лучше разойтись. Это будет честным и экологичным решением: человек знает, что от него хотят, он честен и с собой, и с нами.

Бывает и так, что люди не тянут карьерный рост и возвращаются на свои прежние позиции – не каждому дано быть руководителем, но можно быть отличным специалистом в своем направлении, хорошо выполнять эту работу и быть в гармонии, прежде всего, с самим собой. Не вижу смысла в таких ситуациях сотрудников «ломать», а тем более – увольнять.

 

Ваша позиция логична. Но раз сотрудники не опасаются таких «проб и ошибок», значит ли это, что в коллективе такой подход – норма?

Юрий: У нас в принципе не жесткий менеджмент. Мы все – живые люди, со своими плюсами и минусами. К тому же, мы как руководители, не можем перекладывать на сотрудников ответственность за то, что в них поверили либо же отпустили попробовать свои силы в другой компании. Мы открыты к диалогу с каждым. И готовы принимать любые предложения, что тоже важно. Если в словах присутствует конструктив, мы прислушаемся.

« Книга «Богатый папа, бедный папа» подтолкнула к решению – пора начинать, хватит откладывать, надо действовать»

Сколько вы уже занимаетесь предпринимательством?

12 лет.

 

Были за этот период какие-то реперные точки, поворотные моменты, которые изменили ваше отношение к чему-то?

Юрий: Действительно, есть несколько поворотов в жизни, одни – лайтовые, другие —  совсем жесткие. У меня всегда были мысли открыть свой бизнес, но поскольку я стал отцом в 21 год – и в определенный период был единственным кормильцем, была и сверхответственность, что необходимо добывать пропитание, и чтоб это было каждый месяц, постоянно. На тот момент мы не нуждались, но какие-то минимальные сверхпотребности нашей семьи не были удовлетворены. Постепенно мы смогли и определенные накопления сделать, что дало возможность стартануть. Я хотел, чтобы хотя бы на полгода у нас была подушка безопасности, чтобы семья не ощущала больших проблем. Может, на чем-то поэкономить – но не на самых важных вещах.

 

Что подтолкнуло начать бизнес лично меня? Книга «Богатый папа, бедный папа». Прочитав, принял решение – пора начинать, хватит откладывать, надо действовать. Была большая поддержка со стороны Лены, без нее вряд ли что-то получилось бы. Она огромный пласт работы на себя взвалила, при том, что дети тоже были на ней. Такая командная семейная работа привела нас к результату. Я благодарен судьбе, что она нас свела – и Лене за то, что она для нашей семьи делала.

 

Елена: Моя жизнь всегда была связана с какими-то вызовами и преодолением сложностей. Я росла с мамой, без отца, дополнительной сложностью было то, что отчим отсудил у мамы квартиру. Биологический отец – человек высокого ранга. И когда становилось совсем плохо, он вопрос решал. Нам очень часто не хватало денег, бывали дни, когда на целый день нам с мамой из еды были две булочки «малютка». Очень сильно это отразилось у меня внутри. Долго у меня было это чувство голода – только сейчас я понимаю, что меня, наверное, уже отпустило. Я была вечно голодная. Мне надо то, мне надо это, мне все надо. Чтобы мои дети были сыты, чтобы у них было все. Внутри постоянно присутствовала тревожность: а если завтра что-то не так? А если бизнес потеряем? И уже в то время я поняла, что не хочу жить как мама, что хочу действовать по-другому. Ну и я поняла, что надо учиться. У меня не было золотой медали – моя болезненная борьба за справедливость привела к конфликту с директором в 10-11 классе, и когда я сдавала экзамен по украинскому языку, мне сказали: не старайся, тебе больше восьмерки не поставят. Мне было очень-очень обидно. Но я не сдалась! Сама поступила в институт на бюджет и окончила с двумя красными дипломами.

 

Работать начала очень рано – с 13 лет, в основном летом – промоутером, мерчендайзером. Когда в институт поступила, работала днем и в ночные смены в такси диспетчером. С Юрой начали встречаться с первого курса (он был на третьем), и через два года я забеременела. Это было непростое решение, но мы его приняли и создали семью. Это уже внутренняя ценность – гиперответственность. То есть я за свои поступки беру ответственность. И Юра меня в этом поддержал. Умничка.

 

К тому моменту я упорно шла к своим личным достижениям: работала торговым представителем компании «Бриджтаун Фудс» (торговые марки «Три корочки» и чипсы Lays), продолжая учится на стационаре в университете. Поэтому осмыслить тот факт, что придется остановиться и пересмотреть жизнь, было сложно… Но я ни секунды не жалею, что поступила именно так. Тот путь, которым мы пошли вместе с Юрой, гораздо интереснее, теплее. Я не знаю, как бы развивалась моя жизнь, не появись этой дополнительной ценности – семьи. Мне этого очень не хватало. Правда, роль мамы давалось мне непросто – по причине того, что я любитель порядка, четкости. С детьми так не получается. Но поскольку я человек многозадачный, могу закрывать кучу вопросов одновременно, получился ценный опыт – как совмещать, успевать и при этом оставаться в ресурсе и достигать всех поставленных целей.

 

Второй переломный момент – это, конечно же, когда Юра решил, что надо строить свой бизнес. Я в душе руководитель, хорошо организовываю, вижу, кому какую задачу лучше выполнять. Но я не склонна к рискам, точнее к их минимизации. Поэтому всегда ищу моменты, где что-то может пойти не так. Поэтому два года до создания нашей компании  я помогала Юре, но при этом продолжала работать в другой фирме. Для меня это была своеобразная защитная реакция, что если все пойдет не так, хотя бы будет моя зарплата…

 

Момент, который сподвиг стать полноценным партнером Юры, случился после разговора с моим руководителем. Он сказал: «Лен, тебе надо определиться. Ты работаешь на два фронта, и не можешь ни нам больший результат дать, ни Юре полноценно не помогаешь. Подумай, что для тебя лучше…» Разговор подтолкнул меня к другим мыслям: если я не приду к Юре, может, действительно не получится? А хочется, чтоб получилось. Я понимала, что если я приму рискованное решение, но выложусь на полную, – тогда у нас с Юрой все выйдет. Так и случилось.

«Насладиться родительством получилось только с третьим ребенком, когда мы были уже самодостаточными сформировавшимися личностями»

Люблю такие разговоры. Они позволяют сложить из отдельных жизненных пазлов полноценную картину. Вы стали родителями в очень молодом возрасте. Как этот опыт повлиял на отношения между вами, на жизненные взгляды?

Юрий: Честно скажу, я боялся вслух самому признаться, что я – еще студент – и уже отец. Понимал, что и для Лены это был крайне тяжелый период, старался как мог ее поддерживать, помогать. Да и Денис поначалу был очень беспокойным ребенком. Но как-то справились. Когда родился Максим, то, во-первых, нам уже были понятны многие вещи, да и сын был полной противоположностью старшему брату – спокойный, спал крепко (смеется).  Насладиться родительством получилось только с третьим ребенком, когда мы были уже самодостаточными сформировавшимися личностями и могли обеспечить себе помощь в виде няни. Таким родительством хочется наслаждаться. Зато со старшими двумя получили колоссальный опыт и ответственность. Ловлю себя на мысли, что, возможно, я не уделял им достаточно времени, но когда я вижу результат: Денису – 16, Максиму – 14, и это отличные ребята. Очень ими горжусь. Большие молодцы во всех отношениях. Они сейчас именно такие, потому что обстоятельства их такими сделали. Считаю, они лучше меня во многих направлениях. Для меня это лучшая награда.

 

Лена, все так?

Елена: Все правда. Когда мы только встречались, я Юре твердила, что я карьеристка, до 30 лет буду работать и сама решу, когда родить ребенка. А Юра отвечал: «Не знаю, какие у тебя планы, но у меня будет жена и трое детей». Пацан сказал – пацан сделал. Так что Юра все-таки что-то планировал. Может, не так рано. Но результат был бы такой же.

 

Первый ребенок – это был шок. Позитивний, но все-таки шок. Денис был еще и неспокойным, и сейчас я понимаю, что это было во многом связано с моей внутренней неготовностью к материнству. Ответственность-то я взяла: надо – значит надо. Но гибкости не хватало. Например, считалось, что ребенок должен спать в отдельной кроватке – но он не спал. Три с половиной месяца мы мучались, пока не начали брать его к себе – и выяснилось, что ребенок может спать!

 

Максим оказался глубоким интровертом: Денису нужна была компания и люди вокруг, а Максим наблюдал за играющими на площадке детьми из коляски… Из-за родовой травмы у него были проблемы с ЦНС – и мы много усилий приложили для того, чтобы этот вопрос решить. В итоге наш сын – чемпион Украины по спортивно-бальным танцам. Очень горжусь, что мы с Юрой тогда не сдались!

Тимур совершенно другой – немного эгоист. Если старших мы воспитывали с отголосками советских установок, то у младшего прослеживается позиция «имел я вас всех в виду» (смеется).

«Я люблю видеть результат – это учит ребенка, что для достижения поставленной цели необходимо выкладываться»

Мы с вами познакомились благодаря именно детям – сперва Денис пришел к нам в Школу, потом Макс. Какой у вас подход к развитию сыновей, поиска их талантов?

Юрий: Моя позиция следующая: детям необходимо дать максимально широкий спектр вариантов для выбора тех или иных навыков, профессий, знаний, умений. Для того, чтоб у них было много дверей, куда они смогут войти. Какую дверь выбрать – это уже их дело.

 

То есть влиять на их выбор вы не собираетесь?

Юрий: Да мы так или иначе это делаем. Осознанно или нет, но мы влияем на них своими решениями, поступками. Но у меня нет цели построить им мечту, к которой они будут идти. И своими преемниками в бизнесе я их не рассматриваю. Если у них возникнет к этому интерес, буду только рад. Нет – так нет. Не буду упрашивать и принуждать. Тем более у Дениса уже есть свой бизнес – организовал с партнером инстаграм-магазин с футболками и худи.

 

А как быть, если первоначальное увлечение чем-то сходит на нет? Заставляете продолжать?  

Елена: Поскольку вопросами дополнительных кружков и секций занимаюсь преимущественно я, отвечу так: я не навязываю изначально. Дети пробуют разное, что пожелают. Средний танцует, младший тоже пробовал, но бросил – занялся каратэ, плаванием, теннисом. Пока проявляет желание – всем занимается. Понятно, что со временем придется  выбрать одно-два направления, чтобы работать на результат. Я люблю видеть результат – это учит ребенка, что для достижения поставленной цели необходимо выкладываться. Во-вторых, даже если случается проигрыш – нужно вставать и двигаться дальше. Так вырабатывается важный жизненный навык – не сдаваться и делать еще лучше.

 

Как это происходит? Для некоторых родителей это еще та задачка, особенно, если у ребенка уже сложился паттерн пасовать перед вызовами…

Елена: Да, это жизненная история. Например, танцами занимались и Денис, и Максим. У Дениса была мотивация, но когда сменилась партнерша, результаты ухудшились. Возникли проблемы со стопами, которые исчезли, как только он бросил танцы. Когда видишь, что ситуация действительно критическая, не вижу смысла передавливать. Денис пошел на плаванье, принимал участие в соревнованиях. Потом в его жизни появилась гитара… Но он умеет мотивировать себя сам, вот это «бороться до конца» у него врожденное, и навязывать ему что-то нет надобности.

 

Что касается Максима, то он более закрытый и склонен пасовать. Авторитет старшего брата тоже сказывался и он выбирал пассивную роль. Но мне очень хочется, чтобы он был самодостаточным и верил в свои силы. Независимо от того, кто брат, кто родители. Юра хотел, чтобы Максим занимался единоборствами, но поскольку он хрупкого телосложения, это изначально был проигрышный вариант. Научить его хорошо проигрывать тоже не хотелось. Что могло раскрыть его потенциал, где бы он рассчитывал только на себя? Выбрали плавание и танцы. С плаванием быстро закончили, потому что начался хронический насморк. Пошли на танцы. В какой-то момент прогресс застопорился – не было контакта с партнершей. Но я видела в Максиме потенциал и хотела его тоже в этом уверить. Появилась новая партнерша и у их пары произошел просто невероятный, колоссальный скачок – они за год победили всех и стали чемпионами Украины. Партнерша снова поменялась, но Макс уже поверил в себя и продолжает работать на результат.

В такие моменты мне главное сдерживать себя: у меня есть разрушительная сила передавить и уничтожить…

 

То есть ты целенаправленно контролируешь себя, чтобы вовремя дернуть «стоп-кран»?

Елена: Когда дети были маленькие, я, увы, часто не сдерживалась. Теперь вижу, что кое-где навязала сыновьям установки, с которыми сейчас приходится разбираться. Поскольку я фанат порядка, старших детей воспитывала быть «удобными». Будь у меня возможность сделать по-другому, я бы повернула время вспять и сделала иначе. Видимо, у меня были неправильные примеры воспитания: тогда казалось, что опыт тех, кто уже вырастил детей – каким бы он ни был – лучше, чем его отсутствие, как было у меня, молодой матери. Но как показывает жизнь, мама всегда знает, как лучше для ее ребенка.

Юрий: У меня двоякое мнение. Если оборачиваться назад, можно увидеть много ошибок, поворотов не туда. Но я не стал бы ничего менять: эта жизнь, которая уже прожита, привела к тому, что мы имеем сейчас. Лично для меня это очень важно и ценно. И наши ребята, которые выросли со своими «удобствами», сейчас в состоянии трезво оценивать, что они делают, и когда надо сказать «нет». Я не считаю, что мы их где-то сломили или что-то навязали. Они вполне самодостаточны. Понимают, чего хотят. У Дениса есть свой бизнес и девушка, с которой они встречаются уже 2 года. В общем-то и у Максима есть понимание, куда он хочет развиваться. Он проявил инициативу, пошел на курсы по программированию. Мы только рады и поддерживаем эти стремления. И что-то менять – наверное, так неправильно. Все эти «если бы» и «тогда бы» – это эффект бабочки: в итоге все могло сложиться совершенно иначе… И не факт, что лучше.

«Мне бы хотелось, чтобы у детей мотивация была другая – не соглашаться на какое-угодно занятие, лишь бы денег заработать,  а все-таки найти дело по душе»

Вот сыновьям исполняется по 18 лет – какой у вас план?

Елена: У меня четкая позиция: если продолжают учиться – то, естественно, учебу мы оплачиваем. Если желания учиться нет (а такой разговор был) – тогда на вольные хлеба. Выгонять их никто не будет. Но если есть стремление сепарироваться – как, например, у Дениса – будь добр, «спонсируй» свою жизнь сам. Вообще у нас в планах – поступление старших сыновей в ВУЗ в Канаде. Мы хотим им дать возможность для нового гражданства, чтобы они не были заложниками ситуаций, которые возникают в Украине. Они всегда могут вернуться, но выбор должен быть.

 

Юрий: Это еще одна дверь, выбор, куда идти.

Елена: Наша задача как родителей – обеспечить детям качественное образование. Есть внутреннее убеждение, что хорошо бы обеспечить и жильем. Если такая возможность у нас будет – сделаем, поскольку это здорово помогает на старте: съемное жилье просто мотивирует много зарабатывать, чтобы его оплачивать. Но мне бы хотелось, чтобы у детей мотивация была другая – не соглашаться на какое-угодно занятие, лишь бы денег заработать,  а все-таки найти дело по душе.  

 

Юрий: От себя добавлю, что вряд ли мы как родители сможем позволить себе абстрагироваться и дать им «плыть по течению». Безусловно, будем включаться, помогать. Но главное – дать им удочку, а не рыбу. Все вопросы мы решить за них не сможем, но направить, обеспечить качественный старт – это наша задача.

 

Образование, по сути, одна из главных составляющих. Ваши сыновья несколько лет проучились в MBA Kids International. Наблюдали ли вы какую-то динамику в их становлении благодаря этим занятиям? В чем ребята стали лучше?

Елена: Для Дениса это было подтверждением для него самого, что она может, что он – молодец. Есть люди, которым важно внутри ощущать, что они – классные. Вот Ден такой и в вашей школе он именно так себя и чувствовал. Во-вторых, научился бороться с прокрастинацией. В-третьих, подготовка к выступлению на конференции по-хорошему вынудила его научится тайм-менеджменту, чтобы успеть в нужные сроки выполнить задачу – и в конечном итоге победить.

 

Для Максима учеба дала возможность научиться работать в команде и коммуницировать. Для него это в принципе тяжело, потому что он весь в себе, а у вас его научили давать обратную связь. До последнего момента Макс привык молчать – и надо угадывать, но угадывать в лучшем случае будут только мама и папа – всем остальным глубоко все равно на его желания. Умение просить – это важно. Мы с вами воспитаны в совке, там вообще отучали просить. Поэтому с этим боремся в себе и прививаем это детям.

 

Три совета родителям – и себе в том числе?

Юрий: Первое – быть честным с собой. Надо понимать, чего ты хочешь и куда хочешь прийти. И закладывать в детях эту ответственность, самостоятельность и честность с собой. Для меня это важно, у меня с этим тоже бывают проблемы и надо эти вещи иногда прорабатывать. Второе – слышать детей. Слышать, что они на самом деле говорят, ведь часто они могут транслировать одно, а подразумевать другое. Искать эту глубину, разбираться, не просто слышать слова, а анализировать контекст. Инициировать диалог. Третье – уделять детям столько времени, сколько можешь, но не ломать себя и не заставлять себя это делать. Если делать через силу – не будет от этого ни удовольствия, ни пользы ни тебе ни детям. Надо, чтобы взаимодействие с детьми было от души.

Елена: Мои такие: обязательно слушать мнение ребенка и учитывать его в решениях. Второе – давать ребенку самовыражаться и пробовать. Даже если мальчик хочет заниматься танцами (Денис первым это направление выбрал, никто про них не думал). И третье – надо научить детей бороться и идти до конца. Если не получилось один раз – это не повод все бросать. Это способ улучшиться и, в первую очередь, самому себе доказать, что я могу.